«Беседы о страстях». Проповеди протоиерея Олега Безруких. Часть 6

Предлагаем посетителям сайта ознакомиться с проповедями протоиерея Олега Безруких, которые регулярно выходят в номерах газеты «Томские епархиальные ведомости» с конца 2016 года.

В основу цикла легли проповеди, произнесенные священником Олегом Безруких в Петропавловском соборе г. Томска. Материалом для них послужила книга «Указание пути ко спасению» епископа Томского и Семипалатинского Петра (Екатериновского).

БЕСЕДА 6. Cребролюбие (φιλαργυρια). Часть 2.

Что стоит за сребролюбием?

Самые радикальные способы борьбы с греховными страстями используют монахи. Воздержанием от мясной пищи они сдерживают страсть чревоугодия, обетом целомудрия гасят страсть блудной похоти, обетом послушания пресекают гордыню, обетом нестяжания обезвреживают сребролюбие.

Но, даже имея безусловный успех в борьбе со страстями, они понимают, что благодаря строгому следованию монашеским обетам они имеют лишь некоторые преимущества в сравнении с другими людьми, однако и они не гарантированы от поражений.

Вспомните приведенный в предыдущей беседе отрывок из рассуждений св. Иоанна Кассиана Римлянина о монахе, зараженном сребролюбием. Слишком глубоко грех проник в душу, имя этому греху – самость (стремление к независимости от всех — от людей, от Бога, причем от Бога в особенности).

С того времени, как первозданный Адам возымел желание «быть как Бог», автономным и независимым, это горделивое стремление, свив гнездо в человеческом сердце, не покидает его. Не покидает человека мечта обладать чем-либо в мире полностью, бесконтрольно, поступать в отношении обладаемого по своему произволу. И если это не удается сделать с объектами внешнего мира, то попытаться сформировать хотя бы в себе самом такой тайный уголок, куда никто, даже Бог не имеет доступа.

Истоки сребролюбия

Истоки сребролюбия имеют начало в стремлении человека что-нибудь из Божьего мира изъять, скрыть, присвоить себе  и никого в присвоенное не впускать. «Адам, где ты?», — слышит голос любящего Бога согрешивший человек, но скрывается от Него, ибо изъял самого себя у Бога и не желает возвращать себя Творцу.

В притче о злых виноградарях работники не прячутся от хозяина виноградника, они поступают еще жестче: не только присваивают себе виноградник хозяина, но убивают его посланцев и даже безжалостно поднимают свои руки на хозяйского сына. Столь велико агрессивное стремление человеческой самости к абсолютному и безраздельному обладанию какой-нибудь частью Божьего мира.

Мы видим, как эта тенденция нашла свое глобальное выражение в современных реалиях: Бог Творец объявлен несуществующим, следовательно, окружающий мир ничей, и можно делать с ним все, что вздумается.

Но притча о виноградарях заканчивается возвращением хозяина в свой сад и суровым судом над «приватизаторами». Сколько бы ни отрицали они Бога, но мир Им сотворенный, свидетельствует о Нём, и Создатель не отрекся от Своего творения. В положенное время Он напомнит о Себе всем, кто вздумал дерзко самоутвердиться в Его мире.

Однако, если в секулярной среде попытки присвоения Божьего достояния не вызывают особого удивления, то в церковной среде подобные явления расцениваются не иначе как кощунство.

Выпускник Тобольской духовной семинарии о. Илия Семин рассказывал о судьбе одного Тюменского нефтяного магната, который выделял немалые средства на реставрацию Тобольского кремля, на храмы, семинарию.

Но как-то приехав с гостями в Тобольский кремль показать им сибирскую старину, он во время рассказа священника-экскурсовода о храме, грубо оттолкнул того со словами: «Что ты все о Боге? Я тут Бог! Это мой мрамор на полу и на стенах. Это мое золото на иконостасе!».

Священник стерпел, а семинаристы, ставшие свидетелями этой неприятной сцены, поспешили сообщить обо всем своему ректору, архиепископу Димитрию. Тот развел руками, мол, он же – спонсор, он действительно вложил много денег, надо потерпеть капризы олигарха.

Но Господь рассудил иначе. В скором времени возомнившего себя хозяином Церкви «мецената» арестовали за какие-то денежные махинации, на время следствия посадили в следственный изолятор, где он так разболелся, что утратил способность самостоятельно передвигаться. Позже в Тюмени не раз видели, как жена возила его на прогулку в инвалидной коляске.

Как тут не вспомнить Навуходоносора из книги пророка Даниила, гулявшего по царским чертогам и горделиво восклицавшего: «Это ли не величественный Вавилон, который построил я в дом царства силою моего могущества и во славу моего величия!». И был с неба голос: «Тебе говорят, царь Навуходоносор: царство отошло от тебя! И отлучат тебя от людей, и будет обитание твое с полевыми зверями; травою будут кормить тебя, как вола, и семь времен пройдут над тобою, доколе познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет!» (Дан. 4). Тот час помутился царь Навуходоносор в разуме и семь лет жил как животное, наказанный за свое самомнение и присвоение того, что ему не принадлежало.

Первый грех Каина

Если с мирскими Господь сурово поступает, то как же Он будет строг с теми, кто посягает на церковное достояние? Сегодня многие активные священники и состоятельные миряне восстанавливают разрушенные или возводят новые храмы и даже целые монастыри. И порой у некоторых возникает соблазн считать то, что они построили в буквальном смысле своей собственностью, распоряжаться ей по своему произволу.

И если священноначалие принимает решение сменить руководство, перевести настоятеля на другой приход, то поднимается такая буря недовольства и ожесточения, что впору вспоминать злых виноградарей из притчи.

По причине нежелания расставаться со «своим» храмом или монастырем, люди готовы идти на раскол, на вражду против Патриарха и Церкви, а в конечном итоге и против Бога.

Примет ли Бог от таких людей их молитвы, их жертвы? Нет. Как не принял Он жертвоприношения от Каина.

«Принес Каин от плодов земли жертву Господу. И Авель принес, и он принес от первородных овец и от туков их. И призрел Бог на Авеля и на дары его, а на Каина и на жертвы его не внял» (Быт. 4:3).

Скотовод Авель принес дар — всеприношение, от которого не вкушают, а всецело посвящают Богу через полное сожжение.  Авель разводил животных ради молока и шерсти, мяса он не ел, так как действовал запрет на мясо. Поэтому его приношение называлось дар, от которого он ничего для себя не оставлял – всё Богу.

Каин принес жертву растительную, вкушение от которой разрешалось.

Различие жертвы и дара касается и духовного устроения тех, кто их приносил. В отличие от Авелева всеприношения Каин принес Богу жертву, от которой он что-то оставил себе.

Жертвы были символическими образами самих жертвователей. Разделив свою жертву, Каин тем самым показывал, что не всего себя отдавал Богу.

«И сказал Господь Бог Каину: почему ты стал так опечален? И почему ниспал лицем? Если ты правильно принес жертву, но правильно не разделил ее, разве ты не согрешил?» (дословный перевод с иврита Быт. 4:6-7).

Здесь возникает вопрос: неужели Бог так жаден? Неужели Богу недостаточно, что большая часть жертвы достается Ему, а меньшая – человеку? Такое предположение в корне противоречит всему тому, что Бог открывает о Себе Самом в Библии.

Нуждается ли Он в дарах от человека, когда Он Сам подарил человеку землю: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над зверями, и над птицами небесными, и над всяким скотом, и над всею землею, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Быт. 1:27-28).

Более того, по мысли преп. Максима Исповедника, первый человек был призван воссоединить в себе всю совокупность тварного бытия и одновременно достигнуть совершенного единения с Богом, чтобы таким образом сообщить состояние обожения всему творению.

В своей собственной природе человек должен был преодолеть разделение на два пола (путем бесстрастной жизни по Первообразу). Соединить рай со всей землей (нося рай в себе в силу постоянного общения с Богом) и обратить в рай всю землю.

Затем устранить пространственные условия для своего духа и для своего тела, соединив землю и небо. Перейдя границы чувственного человек должен был путем познания, равного познанию духов ангельских, проникнуть в мир сверхчувственный, чтобы в себе самом соединить мир чувственный и сверхчувственный.

Наконец, не имея ничего вне себя, кроме одного Бога, полностью себя Ему отдать в порыве любви и вручить Ему всю вселенную, соединенную в его человеческом существе.

Тогда Сам Бог, со Своей стороны, отдал бы Себя человеку, который по благодати имел бы всё то, что Бог имеет по природе. Совершилось бы  обожение человека и всего тварного мира.

Эту миссию, данную человеку, не выполнил первозданный Адам. Христос – Новый Адам, вочеловечился, ради спасения человека принес всего Себя  в жертву на Кресте, начал осуществление миссии, чтобы передать Царство Богу и Отцу, да будет Бог все во всем (1Кор. 15:24-28).

После этого возможно ли говорить о какой-либо жадности или «ненасытности» Бога жертвоприношениями от людей?

Но для чего же, тогда, Бог отдал предпочтение всеприношению Авеля, а не «усеченной» жертве Каина? Зачем нужно человеку всего себя отдавать Богу?

Ответ: для всецелого исцеления человека от греха. Если больной покажет врачу не все свои раны, но какую-нибудь скроет, то существует опасность, что сокрытая и не вылеченная рана станет источником нового тяжелого недуга. Если на исповеди кающийся утаит хотя бы один грех, из этого одного может вырасти много нового зла.

Если человек какую-то часть своего существа скроет от Бога, скажет: «Это – мое, здесь я хозяин, я никого не пущу сюда», то в этой не исцеленной Богом части сохранится греховная «инфекция», она будет источником нового и нового зла.

Чем эта первая ошибка, первый грех обернулся для Каина? Совершением второго греха: он стал убийцей своего родного брата.

Вот почему нужны были жертвы всеприношения, почему недопустимо человеку что-либо в окружающем мире или в самом себе присваивать, считать абсолютно своим и тем самым лишать присвоенное божественного уврачевания и спасения. Вот почему апостол Павел говорит: «Корень всех зол есть сребролюбие» (1Тим.6:10).

Не уподобимся Каину, не захотевшего всецело возлюбить Бога Творца. Но напротив, принося Богу молитвы, совершая Ему служение, уподобимся Авелю и сами себя, и друг друга и всю жизнь нашу Христу Богу предадим.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ!!!


Протоиерей Олег Безруких родился 26 декабря 1956 года в городе Красноярске. Женат, имеет шестеро детей. Духовное образование получил в Московской духовной семинарии и Московской духовной академии. Ученая степень – кандидат богословия. Архиепископом Новосибирским и Барнаульским Гедеоном 1 октября 1978 года в Петропавловском соборе города Томска был рукоположен в сан иерея и назначен штатным священником этого храма. С 1992 года в качестве преподавателя вел занятия в возрожденной Томской духовной семинарии, преподавал Священное Писание, Догматическое богословие, Гомилетику. Указом Епископа Томского и Асиновского Аркадия 12 ноября 1997 года был определен на должность и.о. проректора Томской духовной семинарии и назначен настоятелем семинарского храма во имя св. блг. князя Александра Невского.

Указом Преосвященного Епископа Томского и Асиновского Ростислава 1 мая 2003 года в связи с поданным прошением был освобожден от должности Настоятеля храма св. Александра Невского и должности Первого проректора Томской духовной семинарии с благодарностью за понесенные труды и почислен за штат Томской епархии с правом перехода в другую епархию.

В 2004-2005 гг. по благословению Высокопреосвященнейшего Архиепископа Томского и Асиновского Ростислава трудился над изданием иллюстрированного альбома «Православные храмы Томска».

В настоящее время является штатным священником Липецкой епархии.


Епископ Томский и Семипалатинский Петр (Екатериновский), управлял епархией в 1876 – 1883 годах. В 1878 году в приобретенной у золотопромышленника В.И. Асташева усадьбе (ул. Ленина, 75) устроил архиерейский дом с домовой церковью в честь Воздвижения Креста Господня. При женской Мариинской гимназии 10 января 1876 года совершил чин освящения церкви во имя святой равноапостольной Марии Магдалины.

В 1880 году 12 апреля преосвященный Петр совершил чин освящения храма Святого благоверного князя Александра Невского при Исправительном арестантском отделении №2 (которая располагалась по адресу: соврем. ул. Советская, д. 47).

В 1880 году 26 августа преосвященный Петр освятил закладку первого в Азиатской части России университета.

В 1880 году 23 ноября освятил Никольскую церковь при больнице общественного призрения и начал издание газеты «Томские епархиальные ведомости».

(11)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *